Карл Густав Юнг Анализ Сновидений Зимний семестр Лекция IV 12 февраля 1930 г.

Опубликовано: 02.10.2018

Карл Густав Юнг

Анализ Сновидений

Зимний семестр

Лекция IV

12 февраля 1930 г.

Доктор Юнг: Прежде чем мы продолжим, я хотел бы вернуться к нашему знаменитому механику. Как вы, наверное, заметили, остаются некоторые сомнения. Естественно, основная трудность в парадоксальном объяснении, которое приходится ему дать. Имея дело с таким символом, всегда приходится помнить о двух сторонах, а именно, о сознательной точке зрения сновидца и точке зрения бессознательного. Есть и другая трудность, о которой я говорил несколько раз, и это метод интерпретации, которому следовал Фрейд. Метод заключался в том, что символ из сновидения - это более или менее конкретная видимость, то есть своего рода обман, нечто сбивающее вас с толку, и ее нужно разрушить, чтобы добраться до подлинного смысла сна. Такая точка зрения в каждом. Все мы с ней знакомы, и это предрассудок, с которым мне постоянно приходится бороться. Потому я вынужден сказать, что сон - это не видимость, это факт. Он как животное - как называется то любопытное животное из Австралии? Утконос?

Мисс Ордвей: Утконос.

Доктор Юнг: Да, именно. Итак, это животное не утка и не крот, даже не кролик; кроме того, оно сумчатое. Это самая чудовищная смесь элементов, то, чего не должно быть. Если бы кому-нибудь приснилась такая штука, аналитик сказал бы: «Но такой птицы нет, это отвратительная вещь, которую нужно уничтожить, такого животного попросту не существует, и оно не могло вам сниться». Но такое животное есть. Нельзя сказать, что это ошибка. Среди первобытных племен, когда женщина рожает урода, ребенка с тремя ногами или двумя головами, его тут же убивают; он опасен, и нельзя позволять ему жить; они всегда боятся всего ненормального. Так что ненормальная парадоксальная наружность сна привела Фрейда к идее, что это лишь видимость, скрывающая нечто рациональное и понятное, и потому это видимость нужно разрушить. Это предрассудок, на которым нужно работать. Но я считаю, что когда природа создавала этого проклятого утконоса, она именно его и хотела создать. Он действительно существует и настолько же является ошибкой, как человек или слон. Он родился, и сон со всеми его парадоксами и неожиданностями тоже факт, так что нужно принимать его как он есть, и если во сне идет речь о механике, то это действительно механик. Я и не думал, что он станет таким популярным парнем! Мы потратили на него больше времени, чем если бы он был известным историческим персонажем. Сон говорит, что это неизвестный механик, но пока я занимаюсь его неработающей машиной, я тоже тот, кто работает над ней. Сновидец, сознательная точка зрения, утверждает, что тот, кто ремонитует его магнето - это доктор Юнг, но сон говорит, что неизвестный механик - не доктор Юнг. Парадокс, уверяю вас. Можно быть уверенным в сознании в то время, как в бессознательном развивается совершенно противоположное убеждение, которое столь же верно. Точно так же можно думать про себя: «Все в порядке, я неплохой парень», а бессознательное говорит, что я полная свинья.

Итак, теперь мой основной оппонент на обсуждении на прошлой неделе, миссис Бейнс, заслуживает всяческих похвал за то, что выработала точное определение, с которым я соглашусь. Она говорит: «В прошлом сне, где разрушается магнето, сознание говорит, что механик - это доктор, а бессознательное утверждает, что он неизвестный. В этом сне о машине точка зрения сознания остается той же, но отношение бессознательного изменилось. Теперь оно говорит: «Хотя механик присутствует, это ты (сновидец) занимаешь его место как эксперт; это ты чинишь машину». Так сон показывает, что доктор - это пренебрежимо малая величина, и для сновидца это значительный прогресс».

Сновидец, естественно, сбит с толку, что его любимый доктор должен быть так недооценен, что он должен стать кем-то вроде носильщика или шофера или официанта, которому можно дать чаевые, например. Фрейд бы сказал: «А, сопротивление! Вы представляете меня как официанта». Но это неверно. Ошибчно принимать все в таком виде, ведь это значить убить совершенно обоснованную попытку бессознательного пациента освободиться от ига аналитика, который, хочет он того или нет, занимает место Бога и от которого ждут чудес и исцеления. Пациент должен понять, что внутри есть другой механик, которым он в конечном счете сам станет, даже если доктор все еще чинит его машину. Это убеждение все еще не дошло до сновидца, но в конечном счете это случится, когда он будет способен. Итак, думаю, это ясно, так что мы продолжим.

Помните, на прошлой неделе я начал рассказывать вам о значении восточной мандалы? Различные формы восточных мандал догматически закреплены, различаясь в зависимости от религиозных воззрений. Мандала играет огромную роль в тантрической и буддистской религиозных системах Индии, но есть бесчисленное множество сект, и даже знатоку может быть непросто найти различия. Одна из групп с особенно догматическим и точным кодексом верований - это так называемый тибетский или ламаистский буддизм, и на следующей неделе я принесу вам мандалу из этой секты. [i] На внешнем круге обычно граница из огня, символизирующая огонь желания или concupiscentia. Концепция св. Августина и христианской церкви, описывающая первичный грех или фундаментальное качество, на котором основан грех, как вожделение, в точности подобная представлениям буддизма - что все чувства воспламенены, что весь мир окружен границей вожделения.

Затем следует черный круг, в котором часто содержатся маленькие золотые молнии, символы протяженной энергии; это магический круг, который обозначает: «Я сжимаю свою энергию, я сдерживаюсь, чтобы не воспламениться желанием», Затем идет сад с газелями, прекрасный сад с куртизанками, в котором учил Будда, там чудесные растения, птицы и цветы. Перед входом в сад есть также круг из лепестков; это лепестки лотоса, на котором Будда стоял, когда появилс и объявил закон. И внутри круга двор монастырского храма или «пагоды», и в нем четверо врат. Вы должны понять, что это не плоское изображение, оно своего рода обретает плоть, рельефность, так что это вроде верхней террасы. В книге, которую мы с Вильгельмом опубликовали, он говорит о «Террасе Жизни». [ii] Храм Боробудур построен по такой схеме, а также древние мексиканские или майянские храмы, которые поднимаются от земли в пирамидальной форме ступенями на разных уровнях. Есть очень древний подобный храм в Саккаре, Египет, [iii] который состоит из восходящих террас и, возможно, выражает более или менее ту же иде. У нас нет текстов, дающих достаточно ясную интерпретацию их символического значения. Единственный доступ к такому символизму мы имеем в Китае.

Итак, над этой террасой в нашей мандале центральный круг, снова находящийся над уровнем двора, наполненный символами эманации или сжатия, молниями двустороннего расширения, называемыми алмазными клинами. А в нем внутренний круг, в центре которого снова алмазный клин. Этот символ изначально имел значение йони и фаллоса. Например, в наши дни вот этим крайне неприличным жестом восточные кокотки привлекают мужчин; он означает половое сношение.

А в Вавилонии он означал поклонение богу; жрецы совершали этот жест перед идолом или Древом Жизни. Большой палец имеет фаллическое значение, так что жест означал жизнь. А те из вас, кто слышал обсуждение символизма креста, вспомнят, что диск солнца с крестом в центре также означает жизнь. Держать анкх перед богом означает: «Я наделяю бога жизнью»; или же бог держит знак перед царем, что означает наделение царя жизнью. Так что он означает порождающую силу, поскольку порождающая или творческая сила проявляется только когда человек - это жертва. Он предлагает себя богам как инструмент, и что бы он ни создавал, воля бога превыше его желаний, несмотря на то, что человек отождествляет себя с богом и считает себя самым что ни на есть подходяшим парнем.

Как видите, этот символ, означающий жизнь, правое и левое, верх и низ, повсеместен. Его можно найти повсюду, он означает жизнь, исходящую из центра и возвращающуюся в центр, систолу и диастолу. Он как дыхание, что предполагает ритуалы хатха-йоги; ритмически исполненное дыхание - часть ритуала хатхи, и его можно сравнить с вакуолью в амебе. Потому центральное место, в котором сходятся четыре направления пространства, называется зародышевым пузырьком; это область, в которой символизируются экстраверсия и интроверсия.

Экстраверсия означает прохождение через врата двора. Внутренний круг разделен вот так: , и каждый из треугольников характеризуется своим цветом и представляет различные философские концепции. Красный на севере внизу, все кардинальные точки перевернуты. Недавно американцем по имени Эванс-Венц была переведена интереснейшая книга Bardo Thodol или Тибетская книга мертвых. [iv] Там объясняются цветные треугольники, их можно отождествить с четырьмя функциями, известными в западной психологии, основой нашего сознания, четырьмя качествами нашей ориентации в пространстве, и потому они тождестенны кардинальным точкам горизонта. Врата преодолеваются через различные функции или привычное поведение. Тот, кто выходит через южные врата, будет жить в южном мире, а тот, кто выходит через врата мышления, будет жить в мире мышления. Но когда они возвращаются. функции не имеют значения; функции важны только когда они снаружи. Входя во двор монастыря, он приближается к месту, где сходятся все функции; в самом центре он входит в пустоту, где нет ничего. Мы не можем сказать, что это бессознательное, это сознание, которого нет.

Здесь мы приближаемся к известному буддистскому парадоксу о несущем существовании, бытии небытия или абсолютно пустом сознании. Идея пустоты сознания объясняется в книге, которую я опубликовал с Вильгельмом. Как и пытаются объяснить буддисты, это не пустое сознание в обычном понимании пустоты, это сознание, неподвластное своим содержаниям. Эти содержания нападают на наше сознание с огнем желания и овладевают нами. Буддистская идея освобождения в том, чтобы не оказаться поглощенным ими, нужно скорее стать их хозяином; потому нужно опустошить сознание от непреодолимых содержаний. А если что-то есть, оно должно быть как рыбы в пруду; рыбы не хозяева пруда, они просто его содержимое, не властное над самим прудом. Пруд - это причина их существования, это их вместилище, они не содержат в себе пруд - хотя всегда есть рыбы, страдающие манией величия, считающие, что это пруд в них, и пытающиеся выпить всю воду, а потом удержать ее в своих вздувшихся животах. Так что это сознание внутреннего круга, эта пустота скорее может быть описана как безграничное сознание, удерживающее так много содержаний, что в нем ничего нет, потому что ничто не имеет значения. Это самое ясное, что я могу вам сказать об идее нирваны; позитивное небытие или несущее существование.

Итак, парадоксальная молния в центре мандалы, которую я описывал, символизирует высшее состояние откровения, состояние потенциальной или скрытой энергии. Все возможно, но неподвижно, словно в час перед зарей мира; все неопределенно, но в следующий миг появится мир. Это выражает невероятное ощущение бога, Демиурга, существующего до всего сущего; или бога, страдающего от чудовищной головной боли и надеющегося избавиться от нее. Я полагаю, он ужасно страдал, когда находился в этом состоянии беременности. Это не моя выдумка, есть древние эзотерические идеи о том, что Бог был очень одинок, немыслимо скучал и жаждал кого-то, кто не является им самим. Таково происхождение мира: у него была ужасная головная боль, и он хотел от нее избавиться. Мы все были в таком психологическим состоянии, так что в эти моменты можем чувствовать себя как Творец с его творческой головной болью.

Это даст вам общее представление о восточной мандале, и пока я объяснял ее символизм, вы, наверное, подумали о сходстве с тем, что мы сами чувствуем или переживаем. Это действительно так. На самом деле, продукты сходной структуры совершенно естественным образом выходят у многих пациентов, которые сталкиваются с проблемами, выходящими за рамки личного. Во всяком анализе есть некий момент или кульминация, когда, пусть на время. личное просто рушится, больше не имеет значения и прорывается нечто безличное, которое кажется гораздо более важным, пусть даже против воли и намерения индивидуума. И появляются эти символы. Я узнал о восточных мандалах после того, как познакомился с нашими восточными. [v] Когда я впервые ее увидел, что подумал: что же это? Ведь, казалось, я уже видел такое у своих пациентов. Затем я погрузился в их исследование и обнаружил поразительные параллелизм.

Конечно, западная мандала еще не имеет догматической формы, поскольку целиком индивидуальна; она словно несерьезна. Восточная форма - это готовая машина, в которую человек помещает себя, чтобы преобразиться, но европейские рисунки еще не готовы, их еще предстоит создать, это совершенно индивидуальное выражение и всякий, создающий подобное, чувствует, что творит нечто глубоко личное. Он считает ее индивидуальной вариацией или фантазией, не придавая ей какого-то всеобщего значения. Так что западная мандала, будучи средством самовыражения, действует отлично от восточной. Это не законченный храм, в котором есть определенный ритуал, это лишь попытка. Нет ритуала и нет жречества. Словно множество людей пытаются строить храмы. Так появляются подобные вещи. Восточные ступы некогда были индивидуальными попытками, как и пирамиды. У какого-то царя была фантазия, или у жреца или у кого-то с достаточной властью, способного построить такую невероятную вещь. У первобытных людей тоже всегда есть индивидуальная попытка; они строят свои домики для духов по собственным планам. Ни у кого еще не возникло желания создать Террасу Жизни на Западе, купить землю и построить мандалу вместо того, чтобы рисовать ее и приносить мне на анализ. Парень с избытком времени и денег может сказать: «С чего бы мне такое строить?», а это может быть особый монумент, который впоследствии может стать национальным памятником просто потому что выражает нечто имеющее огромное значение. Если люди примут его, он останется; эта истина будет убедительной, потому что обращается к общем воображению. Огромный зал для аудиенций, построенный Акбаром, [vi] тоже был мандалой, индивидуальным выражением этого человека и был превознесен как исторический монумент, потому что был построен со всеобщей убедительностью. Так появляются подобные вещи. У нас, как я сказал, они еще создаются, но я не удивлюсь, если что-нибудь из этого выйдет, это вполне возможно. Из этих западных мандал что-то будет создано только тогда, когда человек поймет, что она выражает нечто одновременно художественное и фундаментальное.

Доктор Дрэпер: Как вы объясните тот кажущийся парадоксальным факт, что первобытные люди, о которых вы сейчас говорите, коллективны в своих реакциях, и в то же время более индивидуальны, чем мы?

Доктор Юнг: Да, это парадокс, уверяю вас. Они более индивидуальны и в то же время менее. Они как животные. Нечто целостное, свободное, такое, как есть, единое с законами вида. Так я представляю себе целостного индивидуума, не совершенного, а целостного. Целостного в своих добродетелях и пороках. Исполняющего задачи вида, всецело коллективного, и в то же время индивидуального. Я утверждаю, что нельзя быть полностью коллективным, не будучи одновременно полностью индивидуальным, потому что только когда вы смиренно становитесь таким, каким вас задумала природа, искренне исполняя тот эксперимент, который она пытается поставить, только тогда вы порядочный член общества. Но не общества с большой буквы, вы вполне можете быть адским кошмаром для того общества. А теперь я хочу показать, как мандала появляется в нашем сне. Есть вопросы?

Миссис Бейнс: Я бы хотела знать, возможно ли западному уму войти в тот внутренний круг, не впав в психологию христианского святого, то есть, не вожделея отказ от вожделения?

Доктор Юнг: Да, говорит о восточной психологии очень опасно, поскольку мы, люди Запада, так склонны к подражанию, особенно в вещах, которых не понимаем. Мы тут же пытаемся собезьянничать, думая, что все поняли. Мы готовы перенести западную психологию в восточную форму, но это была бы чудовищная ошибка. Это та же ошибка, которую миссионеры совершили с неграми. Христианство - это религия высокоцивилизованных народов, оно ничего не выражает для первобытных людей. Миссионеры полностью испортили местную религию и сами стали испорченными. Вот что происходит, когда Запад отождествляется с Востоком. Это действительно достойно сожаления, это полный провал. Они делают это, чтобы спастись от собственных проблем, это лишь уловка, ложь. То же самое на Востоке - не ложь, а нечто очень священное, но для человека из западного города с его западной жизнью все иначе.

Восток достигает Внутреннего Двора посредством ритуала, который коллективно верен; это реальная жизнь, но для западного человека это просто ложь. Он приходит не с тем, что требуется на Востоке, а именно, он не человек заурядный и в то же время благородный, не человек, прекрасно осведомленный как со своими пороками, так и с добродетелями. Приходит бледный человек с Запада, весьма уважаемый, и он проходит через врата, чтобы стать еще более уважаемым. Но он делает это лишь для того, чтобы укрепить свою особенную ложь, и в результате такие люди абсолютно пусты. Они ходят со стеклянными глазами, мертвые, никаких следов воображения, совершенно бесплодные. Они используют этот ритуал, чтобы избавиться от своей жизни. На Востоке его используют, чтобы укрепить жизнь, жизнь, проживаемую в изобилии, как джунгли; все, что есть, сберегается и порождает интенсивность. Западный человек использует те же средства, чтобы еще больше искалечить себе жизнь. Его левая рука всегда отрезана, а потом он отрезает и правую, так что вместо полноты опыта получает полное невежество. Квиетизм имеет смысл на Востоке, потому что если человек не спокоен, то развалится на куски; если человек беспокоится, то сходит с ума. Мы живем по времени. Их часы - вечность. Игнорировать время для нас бесполезно и бесплодно; мы живем настоящим моментом, и игнорировать его значит уродовать себя еще больше. Большая часть того, что происходит в восточных ритуалах, замалчивается. Например, в некоторых тантрических системах в момент коронации, когда посвященный вошел в центральную область Террасы Жизни, он совершает ритуальное совокупление с женщиной. Этот факт неизвестен или просто удерживается в секрете. Люди Запада думают, что в центре великая пустота. Только рассматривая этот акт как священный брак, может он понять Восток. Христианство изначально завершалось цирком, дикими зверями на арене и смертью. Это идея тотальности, необходимый ингредиент, а не искусственное двухмерное бытие. Так что когда люди Запада пытаются достичь того же образа, получается полная бессмыслица. Они просто не могут этого сделать.

Но бессознательное определенно пытается построить этот храм, а это значит, оно стремится к идее тотальности человека. Эта идея будет тем больше укрепляться, чем лучше мы сориентированы в моральных ценностях, чем лучше мы будем понимать, что нет ничего дурного без капельки хорошего и ничего доброго без примеси дурного. Эта истина улучшит нас, эта относительность и приблизит к восточному отношению к жизни, которое всегда близко к земле и никогда не превозносило себя над законами природы. Люди Востока почитали законы природы. Это можно увидеть в каждом индусе, почитающем фаллос. Они знают, что это фаллос, и бесплодная женщина приносит ему подношения, часто это небольшой отполированный камень вроде пепельницы, а в нем продолговатый камень. Это что-то вроде ступы для выжимания масла из оливок, символ плодородия. Его можно встретить на улице и купить, а в храмах есть его огромные изображения. В римские времена женщина не чувствовала ни малейшего genee [стеснения] перед ношением фаллического символа в качестве броши. Даже в ранние средние века использовали фаллические амулеты. Только относительно поздно его стали считать неприличным и замалчивали. Теперь эти вещи обсуждаются довольно открыто, но это ведет к некой дисориентации нашей морали. Если вы узнаете об условиях, доминирующих ныне в некоторых странах, особенно о положении молодежи и их взглядах, то получите представление о том, с чем мы сейчас столкнулись. Понятно, почему бессознательное пытается установить новый порядок, новую стабильность.

Возвращаясь со всем этим к сновидению, мы пришли к особому факту, который заключается в том, что машины связаны посредством мандалы. Первая машина прокладывала дорогу, которая совершенно ясно была связана с мандалой. А в этом сне устройство машины снова на нее похоже - вращающаяся центральная часть, предполагающая сложное устройство с составляющими или частями, работающими в совершенном порядке. Насколько я понимаю, все части вращаются, и в мандале тоже есть вращение; на самом деле идея вращения необходима, чтобы вокруг священного места внутри появился магический круг. При основании римского города, например, двигались по кругу, sulcus primigenius, [vii] вокруг fundus в центре, вспахивая землю плугом по пути солнца, прокладывая борозду вокруг центрального места. Недалеко от Цюриха, в Иргенхаузене, возле Пфеффикона, находятся развалины древнеримской крепости с fundus прямо в центре; он был частично выкопан и восстановлен. Видеть неплохо увидеть такие вещи в реальности, и до этого места нетрудно добраться - из Цюриха туда ходит автобус.

Психологически еще более интересен храм Боробудур как иллюстрация идеи вращения, я о нем уже говорил. Это пирамидальная масса, состоящая из круговых коридоров, все уменьшающихся в размерах, вроде спирали, которая приводит к центральной точке на вершине. Вы идете по спирали круг за кругом, а стены этих коридоров украшены барельефами, изображающими прошлые воплощения Будды. Это инициатическое странствие, и с обеих сторон вы окружены жизнями, которые прожил этот совершенный человек. Паломник узнает, что он жил как растение, как цикада и как обезьяна. Это не соответствует нашим западным идеям, мы скорее увидим буллу с надписью Verbot. [viii] Но здесь видна жизнь всей природы, включая все возможные ошибки - все 576 процессов, через которые пришлось пройти Будде по спиральному пути, прежде чем он достиг центра. Только тогда он стал совершенным человеком. Совершенно не соответствует нашим представлениям о том, как нужно прожить свою жизнь! Вращение имеет особое значение для целостности жизни; если покрыть всю поверхность, то невозможно не стать целостным. Если оставаться только на стороне Востока, то вы разовьетесь только с этой стороны и останесь неразвитым и несуществующим на другой. Таково наше психологическое положение; мы односторонний продукт с неизвестной теневой стороной, которая в любой момент может покрыть нас мраком. Мировоззрение буддиста, круговое движение, дает шанс стать всесторонним человеком. Согласно Платону, первый человек был абсолютно круглым существом, гермафродитом, поскольку идея заключалась в том, что следует пройти и через жизнь женщины, и через жизнь мужчины, чтобы стать совершенным человеком. Только в результате такого посвящения может быть порождено почти целостное сознание, в котором ничто не останется бесконтрольным. У человека Запада эта упущенная сторона образует автономные комплексы, которые им овладевают, и наступает тьма, человек больше сам себя не знает. Это как раз та неведомая сторона. Идея вращения на самом деле означает эволюционное движение, закругление, сознание всей обширности собственной жизни.

Так что сон пациента определенно намерен привести его машину в порядок и дать ей вращаться. И мы видим, что символизм мандалы показывает ему, что это его собственная янтра, механизм, который должен функционировать и преобразить его - словно он описывает круг за кругом в Боробудуре. Отождествляясь с машиной, он придет к цели. Восточная идея демонстритуется своим преимущественно круговым характером, в котором крест не присутствует явно, идея в том, что человек должен войти в центр и там отождествиться с богом, который в этом центре находится. Наши западные мандалы, с другой стороны, склонны изображать крест в центре следующим образом:

 

. Это означает дифференциацию центра, которой не существует на Востоке. Вероятно, именно это они критикуют в нас, поскольку им этого недостает, и поэтому Восток движется на Запад; как и мы идем к ним, чтобы избавиться от этого остроконечного инструмента пыток и отправиться по круговому пути. Я утверждаю это с некоторыми оговорками, но я видел столько европейских мандал и столь впечатлен тем фактом, что центр предпочтительно характеризуется крестом, что, полагаю, в этом что-то есть. Это не совпадение и не случайность. Это западное свойство, как и движение по кругу характерно для Востока, circumambulatio. Они движутся по кругу, всегда оставляя центр по правую руку. Двигаться иначе было бы совершенно неверно и регрессивно, результатом чего будет черная магия.

Доктор Дрэпер: А танец кружащихся дервишей имеет к этому какое-то отношение?

Доктор Юнг: Я не знаю. Может быть связь. Есть танец мандалы, который прекрасен из-за вращательного движения и положения в пространстве, когда центр устанавливает связи с фигурами по сторонам. Иногда в центре золотой сосуд с поднимающимся из него пламенем и четырьмя столпами вокруг. Всякий человек с двигательным воображением мог быть создать из этого мотива прекрасный танец.

Итак, во сне нашего пациента мандала связана с сексуальностью, а она связана с его подчиненной функцией; это проклятье, табу, возникшее, вероятно, из-за его колониальной неполноценности. Словно часть мандалы была стерта. Он должен собраться, и тогда эта проклятая штука заработает. Он должен признать неполноценность его отношений, что до тех пор было камнем преткновения. Когда он добрался до места, в котором все должно заработать, он потерпел неудачу и вынужден был начать снова, ведь секс нельзя просто отбросить. Можно вообразить, что когда Будда был обезьяной, это была реальная обезьяна, он попросту был ей; иначе он не достиг бы добродетели. Например, на Востоке, когда человек хочет стать святым, ему дозволяется вступить в монастырь. Затем, если жизнь celibataire [холостяк] ему не подходит, он может покинуть монастырь, жениться и оставаться монахом, хотя и не жить в монастыре. Это совершенно логично. Он еще не прожил эту фазу, не сжег все, что должно быть сожжено, а преодолеть можно только то, что сожжено. Иначе ты останешься привязан к этому не только на эту жизнь, но и на многие последующие. Нужно действовать так, и тогда достигнешь места, в котором ничего нет. Буддистская идея совершенно логична, настолько, что ее назвали религией чистого разума.

Доктор Дэди: А что пациент вынес из вашей работы над его сном?

Доктор Юнг: Я не говорил ему того, что рассказал вам, только дал намеки. Он знал, что эти машины связаны с сексом и также выражают человеческую волю. Мандала - это на самом деле следствие некой фундаментальной идеи в человеке, которой я не нахожу объяснения. Это все равно что спрашивать, почему что-то прекрасно - люди просто называют это прекрасным, и так оно и есть. Так и эта машина представляет непреложный факт идеальной природы и является средством, с помощью которого он может преобразить себя. Я обратил его внимание к тому факту, что вращающаяся машина связана с часовым механизмом, временем и машиной либидо, и что это значит целостное функционирование его жизненной энергии, и сказал, что он должен ее наладить. Сон говорит: иди и сделай, если осмелишься. Но, возможно, это неподходящее время, как сказал бы китаец. Потому мы не можем предвидеть, что нам покажет следующий сон. Если время будет подходящим, мы можем ожидать, что он начнет действовать в рамках цикады или обезьяны или же человека, но в любом случае сделает шаг вперед и откроет новую главу своей психологии. Но если общая ситуация неблагоприятна, можно ожидать катастрофы. Что-то может вмешаться. Возможно, у кого-то есть догадки?

Миссис Дэди: Это все его сны?

Доктор Юнг: Практически все. Он не особенно плодовитый сновидец. Последний сон был на семнадцать дней позже предыдущего. Какой следующий ход вы ожидаете?

Миссис Хэнли: Что он опробует машину.

Доктор Юнг: Отлично! Вы оптимистка.

Миссис Бейнс: Думаю, он все обдумает.

Доктор Юнг: Надеюсь, ведь я сказал ему, что это необходимо. А потом что?

Миссис Бейнс: Он может попытаться снова этого избегать.

Доктор Дэди: Это самый позитивный и конструктивный сон, который у него был. Что-то должно случиться.

Доктор Юнг: Этого следовало ожидать. Мы даже должны этого ожидать. Когда нечто готово, очень важно, чтобы ожидания аналитика были позитивными - теперь все в порядке! Он должен быть уверен в себе, должен выйти в мир и сказать, что теперь двигатель в порядке. Но вопрос в том, были ли он раньше в такой ситуации? Если нет, то стоит ему отнестись к этому недостаточно серьезно, и результат тартаренов [ix] - когда он решил, что ледники в Альпах были завезены туда Англо-Швейцарской Корпорацией и так разложены, что взбираться на них безопасно. Вполне возможно, что никогда не будучи настолько готовым, как сейчас, он, вероятно, не осознавал природу опасностей и сомнений, с которыми можно столкнуться, если принять гипотезу всерьез. Вероятно, что, хоть и будучи готовым, он навредит себе из-за препятствия, которого раньше не замечал - незаметная помеха неожиданного характера. Когда я анализировал этот сон, то, помню, думал: теперь все готово, заводи мотор. А потом пришла мысль: тут может быть помеха!

Доктор Дэди: Внешняя? Мотор должен действовать.

Доктор Юнг: Он заводит мотор в гараже и может застрять в гараже, так и не выпустив свое либидо!

[ii] The Secret of the Golden Flower, 1962 edn., p. 22 («терраса для проживания») в пер. Вильгельма; cf. p. 101 в комментарии Юнга (= CW 13, par. 33).

[iii] Пирамида Джосера, III династия, ок. 2900 г. до н.э., первая большая каменная структура, известная в человеческой истории.

[iv] The Tibetan Book of the Dead, or the After-Death Experiences on the "Bardo" Plane, according to Lama Kazi Dawa-Sandup's English rendering, ed. by W. Y. Evans-Wentz (London, 1927). Юнг написал психологический комментарий к немецкому переводу (Zurich, 1935), который был подготовлен Р. Ф. К. Халлом для третьего англо-американского издания (1957); см. CW 11, pars. 83 iff.

[v] Юнг впервые опубликовал европейские мандалы (включая некоторые его собственные без подписи) в немецком издании Тайны Золотого Цветка.

[vi] См. выше, 13 февраля 1929 г., прим. 1.

[vii] = «магическая борозда»; fundus = «основание земли». См. комментарий Юнга к Golden Flower, CW 13, par. 36.

[viii] = «запрещено».

[ix] См. выше, 6 марта 1929 г., прим. 1.

rss